Wednesday, August 21, 2019

И я туда же... Купавки РИОЛИС!


Купавки - уже четвёртая вышивка серии, вышедшая за последние два года из под моей иглы. Собственно, и серию я начала вышивать во многом благодаря этому дизайну. Увидев отшив на стенде РИОЛИС на весенней Формуле Рукоделия в 2017 году, я просто влюбилась! Влюбилась в купавки и в бархатцы, с первого взгляда. Серии я вышивать люблю, оставался вопрос "куда вешать". Пока я раскачивалась, родители внезапно купили себе новую дачу с кучей пустых, обшитых сосновой вагонкой, стен. Основной вопрос был решен, и я "расчехлила" пяльцы :) Все цветочки, законченные до купавок красуются в инсте, но про купавки, не смотря на то, что этот дизайн не вышивает только ленивый, мне захотелось написать МНОГО, с чувством, с толком, с расстановкой, в формате старого доброго блоггера, по которому очень скучала :)

Так уж вышло, что для меня купавка (или купальница) - цветок особенный, сакральный. Его бледно-жёлтые тяжёлые головки с самого детства меня просто завораживают! А началось все с репродукции в раскараске и небольшой зарисовки Соколова-Микитова в сборнике"На тёплой земле".  Раскраска появилась у меня еще в дошкольные годы. Как я сейчас понимаю, она была очень необычная: с одной стороны разворота находилась полноцветная репродукция картины, а с противоположной - упрощенный вариант для раскрашивания. Разворот с купавками помню до сих пор. Это был акварельный натюрморт, мрачный и тёмный, он притягивал меня, как фильм "нуар", и бесконечно ставил в тупик, потому что вживую я видела только лютики, а о существовании такого цветка, как купавка, даже не догадывалась. Ранние мои годы прошли вдали от родной природы. На тёмном, почти чёрном фоне стояла ваза зелёного стекла, а в ней - букет призрачно светившихся шариков, весьма отдаленно напоминавших лютики. Теперь я понимаю, насколько великолепна была акварельная техника, в которой неизвестный мне художник нарисовал образец! Наверное, я и тогда догадывалась, моя сторона раскраски так и осталась белой... Я часто рассматривала неведомые цветы и ломала голову над вопросом, лютики это или нет? Ответ нашелся несколькими годами позже.

В первом классе на день рождения всем поголовно дарили одну и ту же книжку (родительский комитет подсуетился) - это было добротное издание Соколова-Микитова в твёрдой красной обложке. У меня день рождения летом, поэтому книжку мне вручили одной из самых последних - 31 мая, в конце учёбы. Наверное именно потому я и взяла её с собой на море, в Абхазию. Субтропический Сухуми произвел  на нас с мамой неизгладимое впечатление! В первую очередь, своей природой. Воздух был влажным и густо пах эвкалиптом и розами, вокруг корпуса в сумерках летали светлячки! А я лежала в нашем номере и листала на сон грядущий "На тёплой земле" (потому что Каверин не пошёл). И вдруг, внезапно, читаю:

Купальница

В конце мая – начале июня на полянках светлых лесов, одетых молодой свежей листвою, расцветают желтые купавки...

...Далеко видны в изумрудной зелени между белых стволов берез цветы купавок. Они растут обычно многочисленными семействами, заполняя полянки редколесья. Довольно крупные, с небольшое яблочко величиною, круглые розочки цветов тянутся к солнцу. Плотными зелеными шариками висят набухающие бутоны. Набежит ветерок, тронет ветви берез. Побегут по светлой полянке солнечные зайчики, и качнутся высокие стебли купавок с яркими цветами, издали похожими на маленькие круглые китайские фонарики.

Купавка, или купальница, как называют ее ботаники, – один из самых пышных цветов нашей средней полосы. В Сибири у купавки есть близкие родственники-братцы, тоже очень красивые и яркие, широко распространенные цветы – огненно-оранжевые жарки́.

Трудно удержаться, чтобы не нарвать себе домой букетик купавок. Сорванные, они очень быстро вянут. Никнут, безжизненно болтаются на ослабших стеблях тяжелые, сжавшиеся головки цветов. Но редким, удивительным свойством обладают купавки. Поставленные в воду, казавшиеся увядшими цветы оживают, распрямляются на глазах и раскрывают свои розочки. В вазе купавки сильно подрастают и раскрывают новые бутоны.

Сидишь, вернувшись домой, за столом, смотришь, как шевелятся, оживают и распрямляются стойкие цветы, и вновь видятся солнечные, в сочной зелени молодых трав поляны, украшенные золотистыми пахучими розочками купавок.

И тут, наконец, картинка сложилась :) Загадочный цветок в раскраске обрел имя. Вскоре я узнала, что купальница - растение краснокнижное. Скорее всего, "Юный натуралист" подсказал. Пришло понимание, что беззаботные времена Соколова-Микитова, когда можно было взять и "нарвать букетик", безвозвратно ушли.

Впереди, однако, меня ждало самое интересное - личная встреча с чудесным цветком. Состоялась она в конце 80х, когда моей бабушке наконец то дали дачный участок от Института Востоковедения АН СССР. Мы успели намыкаться без своей дачи, мне было уже десять. В те годы наши окрестности еще сохраняли ощущение первозданной дикости, разнообразие полевых и лесных цветов поражало воображение! Я проводила лето вечно уткнувшись в справочники растений, страстно желая узнать имя каждой былинки и цветка. Зажатая между двух тёмных и частично заболоченных еловых перелесков, наша просека казалась мне целой вселенной. Юная душа моя рвалась на волю, но на велике мне было дозволено кататься только вдоль наших дач - от Алиевых до Ульянова, и так до бесконечности. Так же можно было бродить по опушке за нашим участком, но так, чтобы из пределов "видимости и слышимости" не исчезать.

Так я и повстречала их в мае не помню какого года. Один  цветок был прямо за дачей соседей, золотой шарик на высоком стебельке, стоял и кивал на краю крошечного лесного озерца-болотца. Не куст, не пук, а всего лишь один шарик в розетке листьев. Вокруг молчали ели-исполины, слегка раступившись, чтобы купальнице перепало пару лучей солнца. Я ее узнала, затаила дыхание и подошла. Долго рассматривала, запоминала. Я была счастлива! Я возвращалась к ней снова и снова, и на следующий день, и через день, всякий раз любуясь грацией цветка, его восковой неземной бледностью (простите меня, сибирские жарки, я не ваш фанат!).  Второй цветок повстречался мне-велосипедистке. Как я уже писала, лес окружал наши дачи, а с юга темный ельник подступал к дороге вплотную. Кататься по машруту Алиевы - Ульянов - Алиевы ... было вовсе не так скучно, как может показаться теперь. Я каталась, любуясь сказочным лесом! Особенно нравилось мне "Алёнушкино" болотце с березнячком и живописно упавшей поперек осиной. Было место, где прямо от нашей грунтовки начиналась узкая просека в ёлках, сделанная непонятно зачем и ведшая в никуда. Низкое, мокрое место, заросшее папоротником и лесной травой, будто пролом в лесной стене, приглашение заглянуть внутрь... Не удивительно, что кроме меня той весной в "пролом" заглянуло и солнышко. Там тоже гордо взметнулась золотая головка, и я, знай, наяривала свой веломаршрут, всякий раз с волнением ища взглядом одинокую купальницу в тёмной еловой теснине.

Не помню, сколько длилось мое ботаническое счастье... Пару дней? Неделю? Я часто навещала "свои" цветы, не раз и не два, потому и запомнилась мне эта история такой долгой. А потом мне навстречу попалась наша ближайшая соседка, Светлана Мироновна Э ... Это была крайне интеллигентная по всем советским канонам женщина, писавшая маслом портреты в странноватой манере, отдаленно напоминавшей Шагала, до дрожи любившая поэзию Цветаевой, норовившая к месту и не к месту заговорить на английском, ежегодно отдыхавшая в Коктебеле, имевшая камин, антикварный диван, многолетнюю подписку на журнал "Новый мир", брови-ниточки, научные публикации, зарубежные командировки и так далее... Она возвращалась домой из леса с букетом... Нет, не с букетом, с охапкой купальниц, золотые головки которых, устало свисая с немолодой загорелой руки, вздрагивали в такт шагам... Я не закричала, не заплакала, я поздоровалась. Ведь я была воспитанной девочкой. Стоит ли говорить, что обе мои златоглавые подружки в тот день бесследно исчезли. Все внутри кипело тогда от горького осознания, что эта сволочь методично ободрала все краснокнижные цветы в радиусе километра и СЧИТАЕТ ЭТО НОРМАЛЬНЫМ!!! Наверное, интеллигентная соседка, как представитель послевоенного поколения, ощущала себя ближе к реалиям Соколова-Микитова, когда диких цветов было в сотни раз больше, чем дачников. Не буду кривить душой, соседку я не простила, и до сих пор часто сужу людей по их отношению к природе.

Прошли годы, места наши пришли в упадок, лес отступил, и для купавок стало слишком сухо. Но каким-то чудом купальница выросла на заброшенном участке в 100 метрах от моего, даром что он всегда слыл самым мокрым. Несколько лет назад там рос всего один кустик, а теперь - небольшая колония.  Каждую весну я крадусь туда с тыла, как вор, и любуюсь золотистыми головками, неизменно возвращаясь домой с пустыми руками и миром в душе :)

Нежные купавки РИОЛИС, вышитые крестиком - мое признание в любви этому цветку, дань воспоминаниям детства. А акварелью я их и сейчас бы не сдюжила :)



1 comment:

  1. Катюш, ну ты и написала! Просто гений, мастер прозы и недооцененный окружающими искренний фанат дикой природы! Восхищаюсь...

    ReplyDelete